Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Бирюков, дом, Атяшево, счастье

Кузиным 400 лет: встреча в Алатыре

Бирюков, дом, Атяшево, счастье

АТЯШЕВСКИЙ СЕРИАЛ: ПЕТРОВИЧ-12

Вы думали, в Новом году я позабыл об атяшевском народном герое? Ничуть не бывало. Да он и сам о себе напоминает: весь район только и судачит о бессчетных приключениях Петровича. По этой причине даже о погоде мои земляки говорят реже других россиян – некогда! Вот и я расскажу сейчас новую историю...
В один из последних вечеров 1982 года приходит Петрович – начальник одной районной сельхозорганизации и член бюро Атяшевского райкома – в гараж. Решил подогнать свой служебный «уазик» к дому, чтобы загрузить все необходимое для завтрашней зимней рыбалки. 
В гараже – темнотища. Садится Петрович в машину, вставляет ключ в замок зажигания, включает подсветку. 
И... встречает в зеркале заднего вида немигающий взгляд. Некто сквозь стекла очков сверлит глазами Петровича!
Ужас пронзает эпического героя до самых пят: там, за спиной, сидит незнакомец.
– Что-то не заводится, – враз пересохшим языком бормочет член бюро райкома. – Надо ручкой крутануть!
И сползает на подножку, и со всей дури хлопает дверцей, и устремляется к выходу.
И налетает лбом на косяк, сваренный из стального уголка 8,5 мм.
Тускнеет взгляд, и подкашиваются ноги.
И оглушенной рыбой проплывает последняя мысль: «Точно такой толщины была броня в танке Т-24, на котором отец служил...»
Гараж не отапливается, ворота нараспашку, и к Петровичу возвращается сознание. 
«Ушел незнакомец или по-прежнему сидит в "уазике"? - терзается наш герой, и гудит ушибленная балда. - Вот в чем вопрос!» 
Обуреваемый этой поистине шекспировской дилеммой, член бюро привстает на четвереньки и движется в сторону автомобиля, подбодряя себя шепотом:
– Нет таких крепостей, которых бы не брали большевики...
Несмело выпрямляется эпический большевик и... видит сквозь лобовое стекло те же неморгающие зенки за ледяными окулярами.
– Ни фига себе! Он же в моей машине мертвый сидит! – смекает Петрович. – Околел мужик-то! Несчастный, кто ж тебя здесь запер на верную погибель?
Отчаянно преодолевая страх, наш герой распахивает заднюю дверь. Рывком!
Кружится балда и силится что-либо понять. На заднем сиденье стоит портрет в строгой рамке. Поясной портрет мужчины в натуральную величину. Внизу – едва различимая строчка. С трудом разбирает Петрович буквы в неверном свете приборной панели:
- Ю-рий Вла-ди-ми-ро-вич Анд-ро-пов...
Некоторое время мучительно соображает ушибленной балдой и вдруг вопит во всю глотку: 
- Сволочь, Серегин, я тебе этого так не спущу! Сейчас ты у меня попляшешь, Серегин...
Отважный коммунист заводит «уазик» и рулит из гаража к своему водителю Серегину. Мчит к дому того самого негодяя, который получил сегодня в райкоме портрет нового руководителя Советского Союза. 
И поленился отнести портрет в кабинет Петровича. 
Оставил портрет в машине, гад!
На заднем сиденье.